Почему в России нет своих Земцева, Козулиной, Крята...

Эти фамилии известны всем, кто мало-мальски интересуется триатлоном Ironman высокого уровня. Почему же на Украине есть триатлеты на дистанции Ironman высокого уровня, а в России их не видно даже в перспективе? Ведь не секрет, что эти чемпионы пришли в триатлон уже в зрелом возрасте после 25 лет и за короткий срок вошли в элиты мирового триатлона Ironman. Без поддержки сначала украинских меценатов, а потом и зарубежных спонсоров это было бы невозможно.

После первой статьи в моей голове сформировались некоторые мысли по поводу заблуждений, которые присутствуют в среде «активной части» триатлетов, желающих его развития в стране. Вкратце эти заблуждения сводятся к следующему:

«Лучше тратить деньги на детей, чем на взрослых».

Так как эта мысль настолько не поддается сомнению, что я даже не тешу себя возможностью поколебать ее незыблемость. Здесь не поможет даже обращение к опыту запада, где кровожадные капиталисты заставляют несчастных родителей ПЛАТИТЬ САМИМ за своих детей. После этого бедные родители тащат своих перспективных 12-13 летних чад к спонсорам, которые если видят талант, берут его под свое крыло. Этот ужас, конечно, никак не может быть в нашей стране (хотя по факту родители тут платят за все, а спонсоров нет как класса). Теперь конкретика – только общие мысли:

- по опыту Питера могу сказать, что новая, свежепостроенная местная спортшкола на Гребном канале, полностью укомплектованная оборудованием для триатлона (даже автобусом чтобы возить деток от метро до места тренировок) по словам тренеров испытывает проблемы с комплектование групп для занятий – даже регулярные агитационные поездки по школам не дают должного эффекта;

- и это не смотря на то, что «тема» тренировки детей очень хлебна для всех, кто участвует в этом процессе. «Освоение» бюджетных средств при мизерных зарплатах тренеров понятно, но фактически получается – давая деньги на «детей» - получают-то их в конечном счете ВЗРОСЛЫЕ ДЯДИ, которые и решают кому (а главное сколько) их дать-взять (а главное с каким «интересом» - это я про слухи о «покупке» места на сборах и в сборных командах);

- теперь к детям - почему так происходит? дети (по крайней мере примерно до 10 лет) за редким исключением будут заниматься ОДНИМ видом деятельности долго. Сегодня он плавает, завтра вырезает лобзиком, послезавтра хочет быть диджеем, а потом дворником. Это я могу сказать и по себе, и по детям знакомых – у них у многих дома стоит закупленная новая экипировка использованная один раз – деньги пошли на ветер! Детей приходится заставлять, а для этого у родителей должно быть и время и желание.

- а какое может быть желание у родителей, крутящихся как «белка в колесе»? Если говорить о «спортивном воспитании», то для занимающихся спортом детей должен быть какой-то «магнит», пример к уровню которого они будут тянуться. Да, Игорь Сысоев может быть таки магнитом, но на дистанции Ironman таких нет. Но ведь он в МОСКВЕ – а поддержка горазда больше нужна регионам если уж так говорить, ибо для них карбоновый вел – это ни много не мало феррари.

- ок, заставили ребенка заниматься ОДНИМ видом спорта. По опыту опять же методы тренировки в российских спортшколах таковы, что приоритет один – быстрый результат (попадание в сборную – победы – а у тренера звание). Поэтому практически нет «долгоживущих» спортсменов, а львиная доля заканчивает свои занятия с момента либо поступления в ВУЗ по не связанной со спортом специальностью, либо после 22 лет – когда банально выгоняют с содержания с спортинтерната. Я на 99% уверен, что такие «измученные» спортом дети ничего не захотят слышать о спорте минимум 10 лет! Потом многие из них захотят вернуться в любительский спорт мо другим причинам, но и тут их будет ожидать сюрприз!

- решая вернуться в любительский спорт они видят – а никакой поддержки нет и не будет! Т.е. мастер спорта в плавании например в 26-28 лет не может рассчитывать на внимание спонсоров, потому что – нет клубов, нет интереса со стороны бизнеса (потому что дети), и для государства он отработанный материал. Желание потриатлонить СЕРЬЕЗНО (а спортсмены все делают серьезно, просто «соревнования водокачки» им не интересны) исчезает. В результате через три года вместо финишера Ironman Hawaii мы видим нового болельщика «Спартака» с бутылкой пива перед теликом.

- и еще - повернемся к самому денежному – к футболу – много ли выпускников крупных спортшкол играют за российские клубы?

Вывод: если и нужна поддержка детям – то как это счас говорят не на абстрактную «благотворительность», а на очень КОНКРЕТНОГО ПЕРСПЕКТИНОГО триатлета для его становления как профи (назову фамилии (а вдруг?!?) – Крылов, Ляцкий, Григорьев). Раздаванием (точнее распылением) денег на всех у нас успешно занимается государство, что не хватает – могут докупить родители (благо велосипеды в спортшколах есть). При этом Сборная России в принципе на должном уровне – значит финансирование и организация процесса как минимум нормальна (для маленьких триатлонов).

Я здесь не обсуждаю элемент пафоса «Школа имени великого мецената», хотя конечно это тоже важно для спонсора. Но если нет эффекта (т.е. участие в сборной команде, победы на Ironman), то и удовольствия особо как мне кажется нет давать деньги в никуда. Если для бизнеса главное – чувствовать себя меценатом, то тогда конечно неважно куда давать – а там хоть трава не расти – но тогда уж лучше помогать больным детям – они то уж наверное заслужили этих денег еще больше, чем дети здоровые?

«Нужен старт Ironman как мощный популяризатор» и, одновременно «Массовый триатлона в России невозможен».

Может показаться странным, но суть этих утверждения такова – должна быть УНИКАЛЬНОСТЬ достижения Ironman в глазах тех, кто к этому стремится. Какой смысл делать Ironman, если ты один из 50000 людей, которые его уже делают быстрее? С другой стороны, быть причастным к организации ПЕРВОГО в России старта Ironman – это ли не повод для гордости собой? Или первому отобраться на Гаваии? А что потом? Вообще в этом ничего плохого нет – чувство собственной важности есть важный двигатель прогресса. Но при этом желательно – меньше конкуренция, т.е. меньше занимающихся серьезно, нужен имидж «аристократичности». Другой вопрос – какое отношение УСПЕХ одного имеет к делу развития триатлона для ВСЕХ? Проблема еще раз – в том, что человек СТАРТОВАВ один раз на Ironman, потом уходит навсегда из триатлона в более дешевые виды спорта. Банально уровень доходов не тот. А про популяризацию триатлона с отсылками на климат тут не особо уместно – плавание тренируют в бассейне, бегать можно круглый год, а большое количество сильных велосипедистов подтверждает, что для этого необязательно иметь кучу велодорожек.

Вывод: проблема популяризации триатлона – это одно; наличие старта Ironman с этим никак не связано. Другое дело наличие качественных стартов на короткие дистанции (подчеркну – КАЧЕСТВЕННО на европейском уровне организованных). Третья проблема – удержать начавших заниматься триатлоном вообще – тут нужна клубная система и спонсоры/государство.

«Бизнесу это не интересно – нет 300% годовых».

К сожалению, отечественный бизнес делится на два типа – те, кому интересна только прибыль, а вокруг хоть трава не расти; и те, кто вынужден дать денег на социалку по просьбе «сверху» или под выборы. Здесь пласт проблемы настолько огромен, что боюсь ситуацию не исправить еще долго. При этом что интересно – формула «ничего личного – это бизнес» стала просто нормой, которая переносится и на отношения вне бизнеса. Т.е. обыватель попал по два пресса – государство не может, а бизнес не хочет. Конечно, оптимален вариант – зарабатывай сам и стартуй, но это сравни принципу – заработай в России (не в Москве), а попробуй прожить на эту зарплату в Германии!

Вывод здесь - в самовоспитании бизнеса, в повышении его социальной ответственности с одной стороны, и с разработкой схем (в том числе с помощью государства), которые бы побудили бизнес заняться взаимовыгодной (не только в финансовом плане) помощью клубному движению в стране.

ГДЕ ЖЕ ВЫХОД?

Вообще на западе и в США в частности, где триатлон цветет и пахнет, и на которых принято ориентироваться в плане организации соревнований, триатлон является в чистом виде спортом для богатых, для "выходцев из элитных фитнес-клубов". Средний доход триатлонистов в США - 126 тысяч долларов в год, то есть порядка 10 тысяч долларов в месяц - а это примерно 140 тысяч человек, регулярно участвующих в соревнованиях и, соответственно, заплативших членский взнос 40 долларов за годовое членство в триатлонной ассоциации. Еще есть примерно треть миллиона человек, плативших только за однодневные лицензии 10 долларов - практически в любом старте можно принять участие только при уплате либо членского годового, либо временного однодневного. И это средний доход. При этом всего 12 процентов из этих 140 тысяч человек имеют доход меньше 50 тысяч долларов в год, то есть 88 процентов триатлонистов имеют доход "хотя бы" 5 тысяч долларов в месяц. В США спорт в принципе является делом как минимум среднего класса, людей отсносительно богатых и успешных, бедные же никогда и не подумают участвовать в триатлонах, так как стартовый взнос, как правило, не ниже 100 долларов, а чаще ближе к 150. Однако при всем при этом достигается невиданная для России массовость во многие тысячи участников - и все это достигается за счет престижности пробежать марафон или поучаствовать в триатлоне. Ведь кто эти, скажем, полмиллиона участников триатлонов в год или миллионы участников марафонов? Все фанаты, методично корпеющие на тренировках? Отнюдь. В основном, это люди, только разок-другой записавшиеся на марафон или триатлон, чтобы сказать I did it. Ведь, как было в одном приколе написано, марафоны - это stuff white people like - "то, что любят делать белые люди". Марафоны там входят в топ-30 того, что любят делать "белые" люди. То есть большинство участников - это отнюдь не фанаты спорта, а так, приобщившиеся на разок-другой (но некоторые из них и становятся со временем фанатами, так что приток фанатов есть и он постоянный). Например, в велогонках, где случайных людей почти нет, стартовые взносы гораздо ниже (20-50 долларов, как правило), что, конечно, позволяет участникам-фанатам (правда, их все равно больше, чем в России) гоняться гораздо чаще, при этом, подозреваю, в среднем типичный велосипедист-регулярный участник гонок, возможно, победнее среднего триатлониста. Ну и вообще, не стоит забывать, что и триатлон, и велоспорт вообще изначально недешевые виды спорта из-за велосипедов, которые мало того, что надо купить, так они еще и при постоянном использовании продолжают сосать деньги на эксплуатацию из владельца. В беговых марафонах стартовый взнос, как правило, тоже в районе 100 долларов, а то и выше, однако разок такое себе нефанаты позволяют - ведь модно и престижно.

В России совершенно другая ситуация. В среде среднего класса немодно, непрестижно и непринято заниматься бегом, триатлоном, беговыми лыжами и т.п. - даже в одноразовом случае, не говоря уже о чрезвычайной тонкости этой прослойки общества. В России весь любительский циклический спорт - это только фанаты, при чем большинство из которых еще и относительно бедны. Есть исключения, конечно, особенно в Москве и Питере, но в основном среди единиц богатых или хотя бы среднебогатых фанатов циклических видов спорта те, кто в советском детстве серьезно занимался спортом в детских секциях и оказался "инфицированным" этим вирусом. А основного притока "чайников", которые, между прочим, весьма интересны потенциальным спонсорам, и нет. В конце восьмидесятых-начале девяностых массовый спорт был фактически уничтожен, и на спортсмена-энтузиаста в обществе (и, наверное, особенно, среди "занятых делом" элит) зачастую смотрят как на человека с двумя извилинами, прямыми как лыжня. При этом в западных приличных компаниях, (как и в СССР, где проводились всякие там спартакиады внутренние итп и спорт на предприятиях был в почете) работодатели всячески поощряют спорт у сотрудников - выделяются определенные суммы на спорт отдельной статьей, которые можно тратить на то, что хочется - кто-то берет теннисные уроки, кто-то тратит их на триатлонные стартовые взносы, кто-то просто на членство в фитнес-клубе. Правда, в России в такой ситуации наштамповали бы левых чеков о теннисных там уроках или триатлонных расходах, а деньги бы в лучшем случае потратили бы на спорт в виде горных лыж или боулинга или пейнтбола, а то и просто пробухали бы.

Какие выводы? В общем-то, грустные. В условиях капитализма бедные фанаты из любительского спорта будут изживаться, так как издержки по проведению стартов растут и растут. То, что в России, благодаря заботам младореформаторов 90-х годов, большинство таких фанатов относительно бедны - никого не волнует. Поэтому любительский спорт может не загнуться только в том случае, если будет а) расти прослойка среднего класса и б) в этом самом среднем классе марафоны, триатлоны, лыжи и т.п. станут популярны и престижны, а не будут символом тупых маргиналов или профессионалов (типичный вопрос: "а что тебе дадут?" за участие в каком-то соревновании). Пункт б) как раз про "выходцев из элитных фитнес-клубов", вопрос только в их количестве (будет массовость - будут и доходы от взносов (а издержки-то будут не сильно увеличиваться, так как большая часть расходов все-таки fixed cost), и будет расти приток спонсоров. А не будет массовости, не будет ни спонсоров, ни тем более доходов от стартовых взносов). Ну а бедным (не могущим позволить себе регулярные стартовые взносы 100-150 долларов и сопутствующие расходы - то есть, подозреваю, большинству читателей) останется либо бегать-ездить в свое удовольствие без участия в стартах (ну, в междусобойчиках самоорганизованных неофициальных гоняться) либо жиреть потихоньку, как делают аналогичные по доходам слои США. Плюс в России, конечно, слишком большой разрыв между доходами в Москве-Питере и остальной страной, что также не позволяет развиваться равномерно по всей стране.

(C) Владимир Регенсбургский, 2011